» » Виражи времени художника И.А.Владимирова

Виражи времени художника И.А.Владимирова

Жить в смутное время - испытание для любого человека.

Век XX подарил российской империи череду смут, череду испытаний: начавшись в 1905 году, они так до сих и не закончились для России до сих пор.

Революции, войны, смены власти, политические интриги - это все делалось и делается за счет жизней простых людей, именно они первыми страдают ото всего этого.

Задача художника в этот период - бесстрастно фиксировать происходящее, быть свидетелем истории. Но... но часто это бесстрастное свидетельство "благодарными" потомками ставится в вину тому, кто его запечатлел.

Примером тому может служить творчество живописца, графика и акварелиста Ивана Алексеевича Владимирова (29 декабря 1869 (Вильно) - 14 декабря 1947 (Ленинград)).



Владимиров И.А. У водопоя или Дама в санях, 1913

Наши современники, не зная полностью его творчества и его биографии, уже успели навесить на него ярлыки. От антисоветчика до приспособленца.

Виной тому творческий путь художника, начинавшийся в Императорской Академии Художеств в учениках у Б. П. Виллевальде, Ф. А. Рубо, А. Д. Кившенко и закончившийся в Ассоциации художников революционной России - дореволюционные батальные и бытовые сцены плавно перешли, в соответствии с требованиями времени, в картины фиксирующие жизнь народа при социализме. Поистине виражи времени...

Главное, что в основном ставится в вину этому художнику - это, что он одним из первых стал рисовать В.И. Ленина и его окружение.

Нынешние "дерьмократы" не могут подобного просто выносить, приводя в многочисленных своих постах в блогах полуслепую картину "Ленин и Сталин в Разливе в 1917 году", всячески награждают художника нелицеприятными эпитетами.

Но революцию 1917 года, 7 ноября, и все, что было после, уже не вычеркнуть из жизни России. И вполне имеют право на существование художественные свидетельства истории людей живших в то время...



Владимиров И.А. Променад в парке 1905



Владимиров И.А. Парад на флоте. Императорская яхта "Штандарт" 1902



Владимиров И.А. Камни Финского залива



Владимиров И.А. Голубая даль. Вторая четверть ХХ в.

Далее повествование продолжит статья Ольги Машковой "Осколки времени художника Владимирова", опубликованная на сайте Санкт-Петербургский курьер 01.03.2010, проиллюстрированная мною работами художника.

В гуще военных событий



Этого художника, внешне больше похожего на бравого офицера, чем на живописца, с юности тянуло к жизни, пропахшей порохом и солдатским потом. Еще студентом Петербургской академии художеств по классу батальной живописи каждое лето Владимиров с бесстрастностью военного корреспондента фиксировал Кавказскую войну.

А потом — парижское ученичество у художника-баталиста Эдуарда Детайля, и вновь — уже будучи сотрудником популярных журналов «Нива» и «Огонек» — он устремляется в гущу военных событий.



Владимиров И.А. Цусимское сражение. Последние минуты броненосца "Князь Суворов"



Владимиров И.А. Сестра милосердия 1915



Владимиров И.А. Солдат на позиции 1916



Владимиров И.А. Военная стычка 1915



Владимиров И.А. В военном лагере Этюд 1915



Владимиров И.А. Венгерский солдат 1915

С карандашом и кистью среди штыков и пушек (так, кстати, называется одна из его картин) Владимирова можно было увидеть на фронтах Русско-японской, болгаро-турецкой войн и, конечно же, Первой мировой.

Агитационные плакаты времен Первой мировой войны работы И.А.Владимирова









Владимиров И.А. Сестра милосердия Великая княгиня Ольга Александровна на позициях Первой мировой 1915 Рисунок в иностранной газете

Он даже в мирном поселке Келломяке на Карельском перешейке под Петербургом, где жил с женой и двумя дочерьми в 10-е годы ХХ века, нашел себе настоящее мужское дело — вошел в состав Келломякского пожарного общества.



Владимиров И.А. Сдача финов 1940

Летописец блокады



Как некогда 63-летний Верещагин устремился на Русско-японскую войну, так и 72-летний Иван Владимиров хотел быть на передовой Великой Отечественной.

« Жизнь в городе забурлила еще сильней; у всех, как и у меня, гнездились мысли — как бы я мог внести свою долю в защиту Родины, — писал художник в своих блокадных заметках.

— О поступлении добровольцем и мечтать не мог: мои 72 года и неуверенность походки сразу лишали меня надежды на какую-либо активную помощь подобного рода, и я решил все силы направить по линии искусства. Буду зарисовывать композиции всех моментов, какие встретятся мне и о каких я буду читать или слышать правдивые описания и рассказы».

13 тетрадей убористым четким почерком заполнил Владимиров, каждый вечер бесстрастно, как печально знаменитый блокадный метроном, записывая факты повседневного быта ленинградцев, вплоть до цен на блокадном рынке 1942 года: « пачка папирос — 25-30 руб., коробка спичек — 15-20 руб., 100 г сахарного песка — 200 руб., конфета — 25 руб., курица — 500 руб.».

И конечно же, он не расставался с альбомом и карандашом, даже когда во время бомбежек рушились дома и гибли люди. Названия его работ говорят сами за себя: «Жертвы фугасной бомбы. Работа пожарных»; «Блокадные похороны»; «В дни блокады. У “буржуйки”»; «На подступах к Ленинграду. Танки не пройдут». И вновь, как в далеком 1914 году, ему пришлось зарисовывать скорбную очередь за хлебом…



Голодающие Берлина. 1945

Красота вопреки всему



Неутомимый Владимиров всегда был в эпицентре событий. Он будто не с кистью и холстом, а с современной камерой документирует свидетельства времени: вот «Снятие царских гербов “Долой орла!”», вот «В. И. Ленин на митинге», «Взятие буденновцами Мелитополя».

И тут же - альбомные зарисовки: солдаты, топчущие фарфор и вспарывающие картины в особняке или берущие штурмом лавку «Виноторговля», тут же «бывшие», бредущие по Знаменской площади (ныне площадь Восстания) с кружками кипятка, и раздирающие на кровавые куски павшую лошадь голодные петроградцы…



Владимиров И.А. И.В. Джугашвили (Сталин) в заключении 1935

Революционные зарисовки 1918 года





Владимиров И.А. Арест царских генералов в февральские дни 1917 года



Владимиров И.А. Конвоирование арестованных



Владимиров И.А. С насиженных мест



Владимиров И.А. Допрос в комитете бедноты



Духовенство на трудовой повинности (по очистке конюшен). 1918.



Переселенцы 1918



Буржуазия на трудовой повинности. 1920.



Владимиров И.А. Продразверстка



Владимиров И.А. Вандализм в Зимнем дворце. 1918.

Вот что писал в 1917 году пролетарский поэт Владимир Кириллов (1890-1937):

Мы несметные, грозные легионы Труда.
Мы победители пространства морей, океанов и суши,
Светом искусственных солнц мы зажгли города,
Пожаром восстаний горят наши гордые души.

Мы во власти мятежного, страстного хмеля;
Пусть кричат нам: «Вы палачи красоты»,
Во имя нашего Завтра - сожжем Рафаэля,
Разрушим музеи, растопчем искусства цветы.
Мы сбросили тяжесть наследья гнетущего,
Обескровленной мудрости мы отвергли химеры;
Девушки в светлом царстве Грядущего
Будут прекрасней Милосской Венеры...



Разгром помещичьей усадьбы, 1926



Владимиров И.А. В последний путь



Владимиров И.А. Погром винного магазина



Владимиров И.А. Голод



Владимиров И.А. Бывшие



Владимиров И.А. Эпизод из Гражданской войны. Бой в деревне 1920



Владимиров И.А. Восстание крестьян в имении князя Шаховского 1922



Владимиров И.А. Расстрел крестьян белоказаками 1925

Но даже в страшные революционные годы он успевал замечать красоту окружающего мира — поразителен в этом смысле его холст «Гало-свечение над куполом Исаакиевского собора в Петрограде 18 февраля (2 марта) 1920 года». В эти дни Петроград торжествует — большевики берут под свой контроль Архангельск и Мурманск, Президиум Высшего совета народного хозяйства утверждает Государственную комиссию по электрификации России (то самое знаменитое ГОЭЛРО), а Иван Владимиров изображает природное явление, вызванное преломлением и отражением света ледяными кристаллами, взвешенными в воздухе.



Владимиров И.А. Сухуми 1925



Владимиров И.А. Гадание на картах 1928



Владимиров И.А. Иностранцы в Ленинграде 1937

Так уставший солдат в затишье перед боем наслаждается кратковременной передышкой, вслушиваясь в шелест листвы, пение птиц, чтобы потом опять взяться за оружие, кисть, карандаш…

Удар по мазилкам



Баталист, очеркист от живописи и, главное, истовый реалист, Иван Владимиров умел воевать и на художественном фронте.

Однажды, в 1911 году, когда Петербург увлекся кубизмом, супрематизмом, футуризмом и, по словам Владимирова, «прочей декадентщиной», он предложил для выставки модернистской живописи «Салон» свои работы, но был отклонен: « Вы, кажется, деятельно-активный участник правых выставок… академической… передвижной… Нет! Нет! Вы человек старой гнилой школы. Нам работ Владимирова не надо!.. Прощайте!».



Владимиров И.А. На уроке грамоты у дьячка 1913



Владимиров И.А. С заутренней



Владимиров И.А. Крым. Скалы 1940



Владимиров И. Крым. Семья на отдыхе 1941

Хитроумный художник в тот же вечер принялся за работу и через несколько дней под псевдонимом «Карлъ Флинта из Хельсинки» послал на выставку портреты белокурой финки-пастушки, старика-финна, тащившего большую рыбину, и холст с пятью красногрудыми снегирями, сидящими на ветвях рябины на фоне зимнего заснеженного леса.

И все они были написаны в духе «декадентщины». Картины не только приняли с восторгом, но и обласкали в прессе, они были тут же раскуплены. И только в конце выставки Владимиров письмом в газету разоблачил всю интригу.

Скандал вышел ужасный. Но коллеги-реалисты юмор художника оценили по достоинству — Илья Репин тотчас же из родных «Пенат» отправил Владимирову письмо: « Дорогой Иван Алексеевич! Спешу приветствовать Вас за Вашу великолепную шутку над нахальными мазилками и жалкими пигмеями, вообразившими себя новаторами нашего родного искусства. Ваша шутка нанесла убийственный удар по всем декадентам и прочим мазилкам — врагам реализма в живописи».

Резонанс от шутки Владимирова был столь силен, что «Салон», несмотря на обещание устроителей, на следующий год так и не открылся…

1-й ИСТОЧНИК

Добавляю немного информации

До недавнего времени художник-баталист Иван Алексеевич Владимиров (1869-1947) был известен как автор картин и рисунков на историко-революционные темы, выдержанных в духе советского официоза. Его работы воспроизводились, например, в "Истории гражданской войны", изданной в СССР в 30-40-е годы.



Автопортрет 1910 Частное собрание
Однако не так давно в интернете появилась серия акварелей Владимирова из американских собраний, которая совершенно перевернула представление об этом художнике. На его рисунках, относящихся к 1918-1923 гг., революция предстает не в пафосно-героическом, а в сниженно-бытовом, зачастую откровенно гротескном виде — пьяные красногвардейцы, солдаты-вандалы в Зимнем дворце, крестьяне, растаскивающие барское добро, хамоватые люмпены и прочие персонажи, хорошо известные по мемуарной литературе.

В то же время картины жизни голодающего Петрограда потрясают своим глубоким трагизмом.

Как же попали рисунки Владимирова в Америку? Это отдельный, увлекательный сюжет.



Так называемая "Красная гвардия" в Петрограде.
Рисунок из журнала "The Graphic" от 19 января 1918 года.

Сын русского и англичанки, Иван Владимиров свободно владел английским языком.

До 1918 г. он был художником-корреспондентом двух иллюстрированных журналов — русской "Нивы" и английского "The Graphic".

При этом свои рисунки для английского журнала подписывал: John Wladimiroff.

Практически всю свою жизнь художник провел в Петербурге – Петрограде – Ленинграде.

Все события, имевшие место в "колыбели революции", происходили на его глазах. Согласно Википедии, в 1917-1918 гг. Владимиров служил в Петроградской милиции. Но, судя по рисункам, бывал он и в провинции, имея возможность наблюдать жизнь крестьян.



Сожжение орлов и царских портретов 5 марта 1917 г. 1917.

В 1921 г. в голодающем Петрограде начала работать ARA — Американская администрация помощи.

Владимиров, как человек, знающий английский язык, принял в ней деятельное участие и близко сошелся с американцами — прежде всего с Фрэнком Голдером и Дональдом Рэншо.

Также среди его друзей были люди, работавшие в России по линии YMCA — Спэрджен Милтон Кини (Spurgeon Milton Keeny) и Этан Теодор Колтон (Ethan Theodore Colton). Все четверо приобретали его рисунки, которые затем вывезли в Америку.



Изъятие церковных ценностей. 1922.
Церковные ценности изымались под предлогом борьбы с голодом. Но настоящую помощь голодающим оказали международные благотворительные организации.
За подробной информацией об этих личностях отсылаю читателей к журналу ljwandererARA-персонажи.
Историк Фрэнк Голдер, специализировавшийся на изучении русско-американских отношений, в 1914 и 1917 гг. приезжал в Россию, где стал очевидцем революционных событий.

bigidea4.jpg

Фрэнк Голдер (справа) и Дональд Рэншо в Петрограде. 1923 г.

В 1920 г. его привлекает к работе Герберт Гувер, задумавший создать при своей alma mater — Стэнфордском университете — научный институт, посвященный изучению Первой мировой войны и ее последствий. По заданию Гувера Голдер начинает скупать книги, периодику и разнообразные архивные материалы для института.

В 1921 г. он едет в Советскую Россию по линии ARA, которой также руководил Гувер, и становится неофициальным посредником между большевиками и американским правительством (дипломатических отношений с США тогда не было).



Поиски съедобного в помойной яме. 1919.
Голдер был потрясен голодом в Петрограде и бедственным положением русского образованного класса. Видимо, это послужило побудительным мотивом для приобретения им акварелей Ивана Владимирова, изображающих ужасы военного коммунизма. Платил он художнику 5 долларов за рисунок из своих личных средств.



В подвалах ЧК. 1919.
После отъезда Голдера из России в 1923 г. в связи с прекращением работы ARA, хлопоты по приобретению рисунков Владимирова взял на себя Спэрджен М. Кини. 26 июля 1923 г. он пишет Голдеру, что в коллекцию Гувера отправлено в общей сложности 30 работ художника и есть возможность приобрести еще десять.

В письме от 21 мая 1924 г. Голдер разрешает Кини потратить 100 долларов на заказы для Владимирова, с расчетом, что в дальнейшем рисунки будут приобретены институтом Гувера.



Семья "бывших", согнанная с квартиры. 1918.
Ныне 37 работ Владимирова находятся в архиве Гуверовского института, еще 10 — в собрании библиотеки Брауновского университета в Род-Айленде. Есть они также и в частных собраниях.

В 1967 г. в США был издан фотоальбом "Russia in Revolution", в котором были воспроизведены рисунки Владимирова из собрания Брауновского университета.



Генерал — князь Васильчиков в его нынешнем положении. Sic transit gloria mundi (Так проходит мирская слава).
Петроград, июнь 1922 г.
Часть акварелей была нарисована художником специально для американцев, с подписями на английском языке. На одном из рисунков есть дарственная надпись: "To Mr. Renshaw a souvenir of the hungry years in Petrograd with my sincere regards John Wladimiroff 19 June 1923." (Г-ну Рэншо на память о голодных годах в Петрограде.

С искренними пожеланиями Иван Владимиров 19 июня 1923 г.)



У рояля. 1920-е годы.



Фотограф в деревне. 1918.



Урок коммунизма для крестьян. 1922.



В театре. Царская ложа. 1918.



"Субботник". 1923.



Галантный кавалер. 1923.
Советский служащий привел свою даму в ресторан. Замечательно выражение лица старого лакея: "Не тот клиент пошел!"



Гранд-отель "Европа". 1923.



Трактор в деревне. 1925.
Последняя картина — уже начало нового, советского периода в творчестве художника, однако элемент иронии присутствует и здесь.

Сегодня произведения Владимирова находятся в Государственной Третьяковской галерее, Государственном Русском музее, Музее Революции СССР, Музее Великой Октябрьской социалистической революции, а также в частных собраниях российских и зарубежных коллекционеров. Последние пополняют свои собрания благодаря таким российским аукционам, как «Гелос», «Корнерс», «Русская эмаль» и другим.

Источник