» » Путь изгнанника: сюжет и вселенная Path of Exile

Путь изгнанника: сюжет и вселенная Path of Exile



В каких-то играх сюжет — самое главное, что в игре есть; в каких-то не более чем приправа к геймплею. Как и Diablo, и любые ее потомки и наследники, Path of Exile — игра прежде всего про изничтожение тысяч монстров и лут, и можно прекрасно играть в нее, не особо интересуясь тем, что здесь вообще происходит. А что, действительно?

Лор Path of Exile — штука переменчивая. Вы можете найти в интернете пересказы сюжета четырехлетней давности, и они уже не слишком-то адекватны современному состоянию игры: в те времена в игре было всего три сюжетных акта, сейчас их десять, и это не считая лиг и дополнений — многие старые истории регулярно получают новую подоплеку и новое наполнение.

В самом начале игры игровой персонаж — изгнанник, как и следует из названия — оказывается в воде у побережья большого материка под названием Рэкласт. Сейчас Рэкласт — земля чудовищ и мертвецов, которые не хотят оставаться мертвыми, но это не всегда было так: когда-то Рэкласт был местом, где возносились и падали империи.



Этот материал содержит спойлеры по игре Path of Exile. Очень много спойлеров.



Плакат с картой Рэкласта получали участники кампании на Kickstarter, заплатившие не меньше определенной суммы. Карта города в углу изображает Сандрию, старую столицу Вечной Империи и место действия третьего акта.

Цивилизация ваал



Народу ваал посвящена последняя, стартовавшая совсем недавно лига «Вмешательство» — собственно, она позволяет путешествовать во времени как раз в эпоху падения цивилизации ваал. Ныне само имя ваал почти забыто, их пирамиды заброшены, но когда-то ваал строили сложные машины и изготовляли чудесные камни способностей. Игровой персонаж вставляет такие камни в гнезда на оружии и доспехах, но ваал пошли дальше — они вставляли волшебные камни в собственные тела.

Падение ваал связано с именем Азири, последней царицы этого народа: прекрасная Азири мечтала о вечной молодости. Азири нашла себе союзника в лице Джибади — знатока тавматургии, магической науки, замешанной на смерти, крови и страданиях. Ваал знали человеческие жертвоприношения и прежде, но именно по вине Азири и Джибади держава ваал захлебнулась в собственной крови: ваал истребили сами себя. В день осеннего равноденствия 400 года до имперского летоисчисления цивилизация ваал прекратила существовать. Их странные механизмы, в том числе самый зловещий — Вседуша Ваал — продолжают охранять руины древних пирамид.



Для Азири, последней царицы ваал, невыносимо было видеть в зеркале, как ее красота увядает. В обмен на вечную юность она была готова принести в жертву все свое царство.

Вечная Империя



Спустя четыреста лет на руины цивилизации ваал явился новый народ — горцы азмири. Когда-то ваал помогали им, обучили письменности и земледелию, а азмири приняли у себя в горах последних выживших ваал. В 1 году имперского летоисчисления юноша по имени Тарк Верузий спустился с гор во главе 80 тысяч азмири, установил свое знамя на руинах города Азала Ваал и провозгласил основание новой державы — Вечной Империи.

Построив свою столицу Сандрию на руинах Азала Ваал, азмири отнеслись к наследию ваал с большой опаской. Они отказались от всякой магии и свезли все оставшиеся от ваал камни способностей в шахты под великой горой в Македах на севере Рэкласта, где и замуровали. Начиная с третьего императора Алания Фрекийского Вечной Империей управляла Фрекийская династия — под их началом имперские легионы покорили большую часть Рэкласта.



Перст Господень, старая императорская резиденция, по сей день возвышается над Сандрией.

Изарий и Титус



Изарий, последний император из Фрекийской династии, был бесплоден и не сумел зачать наследника. Он решил выбрать себе преемника древним методом, восходящим ко временам основания Вечной Империи — выстроил сложнейший лабиринт, наполненный ловушками, и объявил, что первый, кто сможет пройти этот лабиринт, получит трон Империи.

Аристократ Титус Просперус сначала пытался сорвать этот безумный план, а потом, в 1319 году ИЛ, все-таки прошел лабиринт сам — правда, с помощью заранее раздобытых чертежей сооружения и могучего, но наивного напарника, которого отравил в самом конце, перед выходом. Изарий сдержал слово и отрекся от престола в пользу победителя. Свежеиспеченный император Титус тут же отправил предшественника в его собственный лабиринт и повелел закрыть это мрачное сооружение навсегда.



Лабиринт Изария — необязательная локация игры: он по-прежнему полон ловушек и сокровищ.

Подобно древней царице Азири, император Титус покровительствовал чародеям-тавматургам — у него на службе находился волшебник Малахай, которому император сплавлял на опыты и заключенных из темниц, и надоевших любовниц. Одна из этих женщин, Диалла, стала возлюбленной Малахая и его лучшим творением — она больше известна в истории как госпожа Дианта. Малахай работал над воссозданием чудес древних ваал, и прежде всего внедрением камней в человеческое тело. Люди, пошедшие на эту операцию, назывались каменитами, и в скором времени их стало великое множество — границы империи охраняли целые легионы каменитов, не нуждавшихся ни в еде, ни в сне.



Титус Просперус добыл престол хитростью, а удерживал с помощью чародеев.

При императоре Титусе Вечная Империя достигла наибольшего процветания, но построено оно было на крови. В Македах трудились и умирали рабы, добывающие драгоценные камни из-под земли; в Сандрии тавматурги неустанно калечили и убивали людей в своих экспериментах; на окраинах Империи страдали покоренные народы — эзомиты, маракеты, каруи, и повсюду зрело недовольство.

Восстание Очищения



Восстание против власти Титуса возглавил Волл из Фивра, верховный жрец Империи. Все, что делал император Титус, а особенно заигрывания с магией и камнями способностей, Волл считал грехом и преступлением против природы. Волл и его союзник, народный поэт Виктор Невалий, подняли на борьбу угнетенные Вечной Империей народы.









В Восстании Очищения сторонники Волла объединились с эзомитами, маракетами и каруи.

В Восстании Очищения (1333-1334 ИЛ) Империи пришлось воевать на несколько фронтов. Сначала восстали кланы полуострова Эзомир на западе — в кровавой битве на лугах Гленнин плохо вооруженные эзомиты понесли тяжелые потери, но разгромили имперские легионы. Кочевники-маракеты, привычные к пыльным бурям на северо-восточных равнинах Вастири, заманили имперцев в ловушку и разбили.



Провинции Вечной Империи на карте Рэкласта. Синей границей выделена та часть континента, которую можно посетить в игре.

Эти места и сражения хоть и упоминаются в игре, но остаются за кадром, а вот третий театр военных действий был открыт там, где много позже начинается игра — на побережье океана. Третьей силой были каруи — жители вулканического архипелага Каруи на дальнем юге, отважные мореходы, не знающие обработки металла и воюющие каменными топорами. Первое поселение в игре — Застава Львиного Глаза — когда-то было местом одного из самых кровавых сражений в войне, где каруи разбили легионеров под началом имперского полководца Марка Львиного Глаза. Очистив побережье от имперских граждан, каруи поселились на нем, как им казалось, надолго.

Империя Чистоты



После падения Сандрии и гибели Титуса Волл из Фивра провозгласил новую империю, Империю Чистоты. Здесь не было бы места грехам старой Вечной Империи, и, разумеется, магии. Волл сжег на костре коллег Малахая — дознавателя Мелавия и оратора Дэрию. Еще один видный тавматург, Схоластия, погибла раньше во время очень дурно закончившегося эксперимента в тюрьме Аксиома на побережье — его результатом стал монстр Изувер, в прошлом надзиратель тюрьмы.





«Волл воспарил к власти на жаре от костров сгоревших ведьм», говорили сторонники старого императора.

На костер должен был отправиться и сам Малахай, но он сумел выкрутиться, пообещав императору Воллу способ одним махом уничтожить всю магию в Рэкласте. С помощью Дианты Малахай выстроил машину весьма странной конструкции. В 1336 году ИЛ Волл со своими легионерами, Малахай и Дианта отбыли в Македы, к подножию великой горы — месту, где, по всеобщему убеждению, было зарыто семя зла.

Боги и Зверь



Тут стоит вернуться на несколько тысяч лет назад. Возможно, для Волла и ему подобных блюстителей чистоты бог по имени Невинность и его вечный противник Грех были не более чем мифическими фигурами, темой для проповедей, но когда-то Невинность и Грех ходили по земле как простые смертные люди. Миф жрецов Ориата о происхождении богов рассказывает, как Грех украл рыбу, солгал матери и силой принудил своего брата-близнеца Невинность молчать — за это его сожгли. Но Грех не умер, и Невинность тоже.



Из того, что Невинность — светлый бог, а Грех — темный, вовсе не следует, что первый из них добрый, а второй злой.

Невинность и Грех не были единственными богами на свете. У каждого народа были свои боги, свои мифы и легенды о них — но когда-то эти легенды были реальностью, потому что боги ходили по земле, требовали жертв и получали их. Мятежный Грех пожелал избавить человечество от власти богов. Он посадил в недрах великой горы в Македах частицу своей божественной силы — мельчайший уголек, который за много веков стал существом по имени Зверь, или Кошмар. По замыслу Греха, это было нечто, что было бы за пределами власти богов, нечто, что могло переписывать саму реальность: источник всякой магии. Вместо богов Зверь должен был слушаться только людей. Зверь, заполнивший собой всю гору, был погружен в вечный сон, и пока он спал, спали и боги — в том числе и сам Грех. Люди были предоставлены собственной судьбе.





Cердце Зверя — точнее, одно из сердец.

К несчастью, Грех был слишком хорошего мнения о людях. Силами Зверя воспользовались дважды в истории — в первый раз это были Азири и Джибади, во второй — Малахай, и оба раза закончились миллионными жертвами. Чудесная машина Малахая предназначалась только для него самого: она должна была помочь ему, прорваться в самое нутро Зверя и взять божественную силу в свои руки. У Малахая хватило совести отослать свою возлюбленную Дианту домой в Сандрию — но затем он запустил машину и отправился к сердцу Зверя. Когда это произошло, Империя Чистоты рухнула, и вместе с ней всякая цивилизация на Рэкласте.

Катаклизм



Для обитателей Рэкласта Катаклизм выглядел черным облаком, спустившимся с горы и закрывшим солнце на годы. Его первыми жертвами стали камениты — все, кто при императоре Титусе согласились пройти ваальскую операцию по внедрению камней в тело. Озверевшие существа, в которых превратились камениты, до сих пор блуждают по улицам Сандрии. Дианта, скрывшаяся в храме Солярис, была единственной, кто не потерял разум.



От Катаклизма жителей Рэкласта не смогли защищить ни сила оружия, ни сила веры.

Для жителей сельской местности — будь это внутренние части Империи или населенное каруи побережье — Катаклизм означал годы кошмара и медленного умирания. Посевы не всходили, лесные звери и даже домашние животные обнаружили вкус к человеческому мясу, мертвецы не желали оставаться в своих могилах, а ночные сны заставляли поселян убивать друг друга наяву.

Старые союзники Волла по Восстанию Очищения — вождь каруи Каом и предводительница маракетов Сехема Дешрет — собрали свои армии и отправились в Македы, чтобы уничтожить источник Катаклизма. Каом, спустившийся в недра горы, сошел с ума и единолично перебил всех своих воинов. погрузившись в вечный кошмар. Сехема Дешрет запечатала вход в гору и оставила маракетов охранять вход; ее саму убил на Высохшем озере император Волл — уже обратившийся в нежить. Те каруи, что не последовали за Каомом, отплыли назад на свои острова, и в Рэкласте на долгие годы воцарились зима и смерть.

Ориат



После падения Рэкласта новым центром цивилизации, самым богатым и процветающим местом в мире стал остров Ориат к юго-востоку от побережья материка.



Ориат — остров роскошных храмов и суровых законов.

Еще во времена Вечной Империи на Ориате установилась власть жрецов Невинности. Ко временам начала игры, в 1599 году ИЛ, Ориат представляет собой теократическую тиранию: жизнь жителей Ориата связана великим множеством заповедей и предписаний, которые немудрено нарушить, а наказанием за любое преступление — будь это убийство, воровство или непочтение к жрецам — служит изгнание за море в Рэкласт. Большинство NPC, которых можно встретить в Рэкласте, и сами игровые персонажи — изгнанники с Ориата.



В старых версиях игры экран выбора персонажа в Path of Exile выглядел как трюм тюремного корабля. Именно так герои отправлялись навстречу судьбе.

Среди изгнанников, игровых классов в Path of Exile, можно встретить и Жреца, и Ведьму, и уличного Бандита, и выросшую в лесной глуши Охотницу, и высокородную Дворянку — представителей всех слоев ориатского общества. Еще один класс, Гладиатор, заслужил свое имя на аренах Теополиса — старинном дозволенном жрецами развлечении для бедных и богатых, перенятом из Вечной Империи.

Особняком от других стоит Дикарь — он не коренной ориатец, а раб-каруи. После гибели Каома, когда большая часть воинов каруи погибла на Рэкласте, армия Ориата разорила острова Каруи, угнав тысячи аборигенов в рабство и принудив работать на себя: высокомерные жрецы относятся к язычникам как скоту.

Год 1599



В начале игры персонаж — кем бы он ни был — оказывается на берегах Рэкласта: корабль, перевозивший изгнанников, потерпел крушение на том самом побережье, которое когда-то захватили каруи. За два месяца до этого в Рэкласт вступила военная экспедиция жрецов, возглавляемая самим верховным жрецом Доминусом (в русской версии игры его называют просто Владыкой, но это его имя, а не титул). За Доминусом следовали хорошо вооруженные и дисциплинированные воины Черной стражи и молодая женщина по имени Вера, настоящий организатор экспедиции.



Участники ориатской экспедиции на Рэкласт: легат Гравиций, Владыка Доминус, Вера и один из их офицеров.

Кажется, каждого властолюбивого тирана в истории Path of Exile сопровождает безмерно любопытный чародей-тавматург. У царицы Азири был волшебник Джибади; у императора Титуса — Малахай. У Доминуса была Вера. Вера когда-то торговала своим телом на улицах Теополиса, чтобы собрать денег на занятия тайными науками. Жрецы приговорили ее к смерти, но Вера на последней исповеди сумела соблазнить владыку Доминуса мечтой о величии — наследии ваал, Вечной Империи, Малахая. Доминус и Вера отправились на руины Сандрии, старой столицы Вечной Империи, в поисках тех самых секретов, которые погубили всех их предшественников.

Незадолго до событий игры на Рэкласт по собственной воле отправился еще один гладиатор — Дарисий, Венценосец мечей и чемпион Великой арены. Своими подвигами на арене Дарисий добился богатства и любви прекрасной госпожи Мелоники, но один из подарков, который Дарисий сделал своей любимой — волшебный камень с Рэкласта — оказался проклят. Мелоника сделалась одержимой музыкой и превратилась в чудовище — сирену. Дарисий отправился на Рэкласт в поисках лекарства для любимой и сгинул — повторил судьбу Каома, навеки застряв в мире собственных грез.

Акты I-III





Примерно так места действия игры выглядят на карте Рэкласта.

В первом и втором акте игровой персонаж занимается довольно мелкими и локальными проблемами. Жители Заставы Львиного Глаза рассказывают о сирене, заманивающей корабли на скалы — это и есть Мелоника, оплакивающая своего Дарисия. Население Лесного лагеря страдает от бандитских разборок между одичавшими азмири. Веру и ее людей из ориатской экспедиции герой встречает в нескольких местах в первом и втором акте, но с третьего акта ориатцы выходят на первые места, и сюжет начинает набирать обороты.

На руинах Сандрии ориатские солдаты из экспедиции Доминуса — и герой игры — столкнулись не только с безумными каменитами, но и Лентами, волшебными воинами императора Титуса, казалось бы, давно уничтоженными Восстанием Очищения. За Лентами стоит Дианта, любовница императора Титуса и Малахая — полубезумная, но сохранившая достаточно человечности «царица каменитов» все еще жива даже спустя два с половиной века после Катаклизма.



Эзомит Григорий и госпожа Дианта — жертвы тавматургических экспериментов.

В третьем акте герой добирается до Веры, которая ставит свои кровавые опыты в заваленном горами трупов Храме Лунарис, и до самого владыки Доминуса, засевшего на вершине старой императорской резиденции — башни Перст Господень. На этом месте в 2013 году игра Path of Exile и заканчивалась: Владыка был финальным боссом. Сейчас это едва ли четверть игры и самая легкая ее часть.



Башня Перст Господень и Дворянка, «секретный» седьмой класс в Path of Exile.

Акт IV



Акт IV, добавленный в 2015 году, дополнил игру новой локацией под названием Македы. Город Македы когда-то был шахтерским поселением у подножия горы Верузия, где рабы Вечной Империи добывали камни умений; сейчас его населяют маракеты — потомки тех самых воинов, которых Сехема Дешрет оставила охранять вход два с половиной века назад. В недрах горы спит Зверь.



Македы и Сандрия связаны акведуками — город веками брал отсюда питьевую воду.

Чтобы вновь запустить машину Малахая и вновь проделать путь в утробу Зверя, Дианта открывает герою вход в два сна павших героев: сон вождя каруи Каома и сон чемпиона Великой арены Дарисия. В утробе Зверя, кроме самого Малахая, обитают и воскрешенные им тавматурги — в том числе и старая знакомая Вера. Вера ни в чем не раскаивается, но все-таки становится на сторону героя — Малахай пугает ее сильнее. Заполучив бренные останки Малахая — последнее, что связывает чародея с миром смертных — герой сходится с ним в бою и побеждает, уничтожив и Малахая, и Зверя. И вновь: до 2017 года игра ровно здесь и оканчивалась, Малахай был финальным боссом, а в истории игры была поставлена жирная точка.





Волшебник Малахай во времена Восстания Очищения...

Падение Ориата



В 2017 году с дополнением «Падение Ориата» — и одновременно версией игры 3.0.0. — разработчики из Grinding Gear Games добавили в игру не один, не два, а шесть актов разом. Правда, полностью оригинальным из них был только пятый: его действие происходит на том самом острове Ориат, откуда герой был изгнан до начала игры. Акты VI-IX вновь используют те же самые зоны Рэкласта, которые игрок уже посещал в первой половине игры, и акт X еще раз возвращает его на Ориат. Впрочем, не все так плохо: старые локации переделаны и дополнены новыми областями, населены новыми монстрами, и все это скреплено новым сюжетом. Герой уже слишком силен, чтобы заниматься какими-то разбойниками и сиренами, как когда-то — во второй половине игры его противниками становятся боги.

Герой попадает с Рэкласта на Ориат не морем, а с помощью устройства для телепортации в горах близ Макед — и оказывается прямо в самом пекле: в Теополисе, столице Ориата, идет восстание рабов. Дикари-каруи из Узилища — мрачного тюремного района Теополиса — убивают стражников и палачей и захватывают тюрьму. Это может быть не вполне очевидно, но главой восстания является Утула, кузнец из Башни надзирателя, мирного поселения в пятом акте. Ланиата — полукровка, дочь рабыни-каруи и ориатского лорда — помогала ему готовить восстание.





Дизайн ориатцев попахивает Третьим Рейхом. Никаких сомнений, это плохие парни.

У полуголых рабов с самодельным оружием мало шансов против закованных в доспехи солдат, и героя принимают с раскрытыми объятиями как нового союзника. Все просто: нужно прорубиться через ряды ориатских солдат до нового верховного жреца Авария, убить его, и дело сделано. Или нет. И жрецы, и шаманы каруи молятся своим богам, и их молитвы на удивление эффективны.

Пробуждение богов



Существо, которое герой встречает в Обители Невинности — это уже не Аварий. Это сам бог Невинность, более чем реальный — и достаточно реальный, чтобы с ним можно было сражаться и победить. Брат-близнец Невинности, Грех, объясняет, что произошло: пока Зверь дремал под горой в Македах, повинуясь то одному чародею, то другому, спали и боги старых времен. Теперь Зверя нет, и боги пробудились. Жрецы Ориата своими молитвами призвали Невинность; воставшие каруи — другого бога, в которого верили на своих диких островах: Китаву.



Невинность, Бог-Император Вечности

У каруи предостаточно богов, но кузнец Утула в своей жажде мести выбрал самого страшного и бессердечного из них. Китава — бог порчи и разрушения, ненасытный каннибал, пожирающий все, до чего сможет дотянуться: он не зол и не коварен, просто вечно голоден. Согласно мифам каруи, бог Тукохама когда-то наказал его за жадность, ослепив двумя ударами по лицу — крест-накрест.



Китава Ненасытный

Справедливое восстание рабов превращается в кровавую оргию и истребление мирных ориатцев. Гигантская статуя Невинности превращается в тело Китавы с косым крестом на лице. Герою не по силам одолеть Китаву, чья мощь подпитывается кровью тысяч жертв; все, что может сделать Грех — обеспечить герою отступление в гавань, к кораблю, отправляющемуся на Рэкласт.

Возвращение на Рэкласт (Акты VI-IX)



Все заполонившие мир боги когда-то были смертными, и смертные становятся богами. Каждый миф, каждое имя из легенд стало реальным: за каждым мало-мальски значимым боссом в этой части игры стоит своя история: Тукохама, бог войны каруи, Аракали, паучья богиня ваал, Солярис и Лунарис — старые богини азмири, и многие другие. Кое-кто из богов возродился в виде чудовищ; кое-кто завладел человеческим телом — так, бывший предводитель Лесного лагеря Груст стал телесной оболочкой для бога Ралакеша. Среди заполонивших Рэкласт богов есть и новые, печально знакомые по первой части игры — бывшие маги-тавматурги Мелавий, Дэрия и Схоластия.



Пантеон: между Китавой вверху и Грехом внизу — боги Рэкласта.

В отличие от первого путешествия по Рэкласту, у героя на этот раз есть проводник — бог Грех, тот самый, кто когда-то зарыл под великой горой в Македах семя, ставшее Зверем. Этот скрытый в гниющем нутре мертвого Зверя артефакт — Уголек Мрака — способен одолеть Китаву, но только в руках бога. Таким богом и должен стать герой. Собственно, поэтому герой и Грех не направляются прямиком в Македы, а обходят Рэкласт знакомым маршрутом, убивая богов и забирая себе их силу.

Акт X



В акте X герой и Грех возвращаются на Ориат. Весь остров превратился в пиршественный стол для Китавы, сейчас самого могущественного бога на свете: и послушные его воле фанатики-каруи, и солдаты, и мирные жители для него просто еда. Башня надзирателя пала, но кое-кому удалось выбраться. Бэннон, бывший жрец, помогает герою прорваться к Китаве, но не без умысла: тело Бэннона стало вместилищем для Невинности — бога, которого уже один раз победил герой. После поражения Невинности пришлось о многом поразмыслить — в конечном счете оба брата, Невинность и Грех, идут на последнюю битву вместе с героем, плечом к плечу.



В финале игры, после окончательной победы над Китавой, Невинность оставляет разоренный Ориат в руках Греха: бог, чьи слуги веками изгоняли людей с острова, винит собственную гордыню во всем, что произошло с островом, и сам отправляется в изгнание.

Атлас миров и война за Атлас



Атлас миров впервые появился в игре в 2016 году, еще до выхода «Падения Ориата». Сейчас его переработанная версия — «Война за Атлас» — отвечает за послесюжетный контент после победы над Китавой. В дополнении герой встречается с ориатским картографом по имени Зана и получает доступ к измерению за пределами привычного мира. Зана идет по стопам своего отца, ориатского ученого Валдо Кесерия, сгинувшего в потустороннем мире, и множества детей, пропавших в Ориате в годы, предшествовавшие восстанию каруи и появлению Китавы.



Древний и Создатель по своему могуществу намного превосходят богов Рэкласта и Ориата.

Этот мир сновидений, словно бы собранный из обрывков Рэкласта, стал местом борьбы борьбы для двух странных космических сущностей — Создателя и Древнего: если Создатель когда-то был человеком — собственно, отцом Заны, то Древний — запредельная тварь, в которой никогда и не было ничего человеческого. Здесь не так-то много сюжета, но лавкрафтовские мотивы «Атласа» явно отходят в сторону от привычных тем и образов игры, возможно, оставляя зацепку для совершенно новых глав.

* * *



Трудно сказать, как долго и в каком направлении будет прирастать вселенная Path of Exile. Десять актов — это уже очень много, и нельзя гарантировать, что новые акты вообще появятся. И все-таки виды на сюжетное расширение вселенной у Grinding Gear Games определенно есть. В марте этого года компания опубликовала вакансию сценариста и нарративного дизайнера с описанием необходимых навыков: «умение писать поэтические ужасы в духе Г. Ф. Лавкрафта и Эдгара Аллана По и делать это сжато и эффективно, как и предполагает жанр action RPG». Время покажет, что из этого выйдет.

Источник