» » Жанна Баре: первая женщина, совершившая кругосветное путешествие

Жанна Баре: первая женщина, совершившая кругосветное путешествие

3043090

«Женщины путешествовать не должны» — так считалось вплоть до XX века. Но первопроходцы в юбках, корсетах и с зонтиками от солнца доказали, что могут бить рекорды, оставаясь настоящими леди. «Сноб» вспомнил о женщине, первой принявшей участие в кругосветном плавании

Жанна Баре в костюме моряка

Молодой слуга Жан, взошедший на борт корабля капитана де Бугенвиля в 1766 году, совсем не был похож на особу прекрасного пола. Морякам было невдомек, что в мужском платье среди них оказалась Жанна Баре, которая незадолго до этого устроилась прислугой к биологу Филиберу Коммерсону. Филибер уже тогда был известным ученым — основал ботанический сад, описал несколько новых видов средиземноморских рыб и прославился своими путешествиями. Правда, как исследователь он был слишком рассеян: в его научных записях царил хаос, терпения на систематизацию не хватало, и при всех познаниях в ботанике Коммерсон был плохо знаком с лекарственным применением растений. Зато Жанна, воспитанная в деревне, прекрасно разбиралась в целебных травах и в свои 26 лет была достаточно грамотной, чтобы переписывать и сортировать научные заметки. Вскоре кроме стирки и уборки к ее обязанностям прибавились услуги личного секретаря.

Коммерсон уже не мог обходиться без Жанны, и когда известный мореплаватель Луи Антуан де Бугенвиль пригласил ученого в научную кругосветную экспедицию, между прочим, первую в мире, Коммерсон взял с собой своего безбородого слугу-секретаря. Девушка во время плавания ничем себя не выдавала: исправно выполняла тяжелую матросскую работу, прислуживала Филиберу и пользовалась уважением в суровом мужском коллективе.

К сожалению, морской переход плохо сказывался на ее нанимателе: Коммерсон часто болел, не мог быстро передвигаться по суше, и всю научную работу пришлось выполнять услужливому секретарю. Жанна собирала экземпляры растений и геологических пород, засушивала находки в специальных агрегатах, составляла каталоги, классифицировала полученные образцы и даже, вероятно, сама давала им названия. Капитан Бугенвиль в своем дневнике отметил, что слуга господина Коммерсона был не меньшим экспертом-ботаником, чем его наниматель.

Филибер Коммерсон

Единственное, что настораживало команду, — нежность, с которой Жан ухаживал за больным Филибером. Первым вопрос поднял корабельный врач. Именно он заподозрил, что под личиной слуги скрывается женщина. В те времена особу женского пола, которая сумела проникнуть на судно королевского флота, по закону полагалось казнить. Путешествие могло закончиться печально, но Филибер встал на защиту своего помощника и убедил подозрительного врача, что Жан — евнух.

Доводы, которые он привел, тогда казались неопровержимы: разве может женщина так долго выполнять мужскую работу? Во время коротких экспедиций на берег, в которых Коммерсон принимал участие, слуге приходилось таскать его буквально на себе — больная нога не позволяла ученому ходить.

Может ли женщина быть настолько образованной? Ведь Жан самостоятельно проводил многие научные исследования и лично занимался сбором образцов.

Разве могла бы женщина выдержать такие длинные морские переходы? Ведь из Франции корабли Бугенвиля отправились на Фолклендские острова, через Магелланов пролив дошли в Полинезию и Индонезию, а затем собирались вернуться в Европу через мыс Доброй Надежды.

И наконец, разве может женщина рисковать своей жизнью ради науки?

В Рио-де-Жанейро, где из-за городских беспорядков был убит корабельный капеллан, Филиберу ради его же безопасности не позволили сойти с корабля. В экспедицию в глубь острова вызвался сходить его секретарь. Там она, рискуя жизнью, собрала образцы неизвестного ранее сорта винограда, который лично назвала в честь капитана судна — Бугенвиль.

Корабль «Ворчунья» графа де Бугенвиля

Казалось бы, вопрос был исчерпан. Но опасность пришла, откуда не ждали. В 1768 году экспедиция прибыла на Таити. Жан, по своему обыкновению, сошел с корабля для научных поисков, и на берегу его окружили аборигены. Они вели себя агрессивно, хватали «юношу» за одежду и кричали. Как было записано в бортовом журнале, они «по запаху вычислили женщину» и хотели забрать ее себе в качестве подарка. Конфликт с аборигенами удалось разрешить, но секрет Жанны Баре был раскрыт. Теперь по закону ее должны были повесить, и так бы и сделали, если бы на ее защиту не встал сам капитан Бугенвиль. Он пообещал высадить доктора и его спутницу в ближайшем порту, снимая с себя необходимость исполнять военный долг. Когда корабли остановились на Маврикии, Коммерсон узнал, что губернатором на острове служит его друг. Сославшись на состояние здоровья, он вместе с Жанной остался на острове, а кругосветная экспедиция отправилась дальше.

На Маврикии пара прожила пять лет — до самой смерти Коммерсона. После его кончины Жанна узнала, что во Франции ученый оставил ей в наследство свою квартиру и научную библиотеку. Средств к существованию на Маврикии у нее, увы, уже не осталось, зато сохранились результаты исследований. Предприимчивая Жанна вышла замуж за французского унтер-офицера, который как раз должен был возвращаться домой из колонии, и в возрасте 36 лет, наконец, вернулась в Париж.

В апреле 1776 года Жанна вступила в наследство и поселилась в родном селе Сент-Олей. Свои коллекции и труды она подарила Музею естественной истории. Научное общество Франции обогатилось тремя тысячами новых видов растений, собранных по всему свету. А благодаря личному обращению капитана Бугенвиля, в 1785 году Морское министерство назначило Жанне пожизненную пенсию в 200 ливров в год. В указе было сказано, что, хотя Жанна и проникла на корабль обманным путем, она провела на борту больше двух лет и проявила стойкость и мужество, достойные моряка. Путешествовать Жанна больше не хотела, но как-то сказала одному из своих внуков, что, если бы не кругосветное плавание, она бы никогда не смогла выбраться из окружавшего ее невежества и узнать, что самое ценное в любом путешествии — это в конце концов вернуться домой.

Источник