» » 20 цитат из произведений Рюноскэ Акутагавы

20 цитат из произведений Рюноскэ Акутагавы

Лучший японский писатель XX века о литературе и жизни в искусстве

20 цитат из произведений Рюноскэ Акутагавы

Его новеллы стали недосягаемой вершиной и эталоном как для писателей-современников вроде Ясунари Кавабаты и Кикути Кана, так и для таких знаковых японских авторов второй половины прошлого века, как Мисима, Оэ, Эндо (а уж про Мураками и говорить нечего!). Он прожил короткую жизнь (всего 35 лет), но при этом ему суждено было стать лучшим писателем Страны Восходящего Солнца XX столетия. Примечательно, что самый знаменитый японский фильм, «Расёмон» Акиры Куросавы, был снят именно по мотивам его рассказов.

Акутагава Рюноскэ родился 1 марта 1892 в Эпоху Мейдзи, время перемен, период усиленной вестернизации страны. И конфликт между Востоком и Западом позднее нашел отражение в его творчестве. Учителем и литературным наставником Акутагавы был лучший автор 10-х годов Нацумэ Сосэки. И ученику удалось превзойти своего сенсея.

Зрелые годы Акутагавы пришлись на период реакции и правительственного гнета 20-х годов. Да и психическое состояние писателя ухудшалось с каждым днем.

Он ушел из жизни 24 июля 1927 года.

Мы отобрали его 20 знаменитых афоризмов:



Никто не способен исповедаться во всем до конца. В то же время без исповеди самовыражение невозможно.

У меня нет никакой совести, даже совести художника: у меня есть только нервы.

Вести себя развязно, несмотря на робость, — одна из моих дурных привычек.

Жажда творчества — это тоже жажда жизни.

Мораль — другое название удобства. Благодеяние, даруемое моралью,- экономия времени и труда. Вред, причиненный моралью,- полный паралич совести. Совесть серьезное увлечение.

Опасные мысли — это мысли, заставляющие шевелить мозгами.

Свободы хотят все. Но так кажется только со стороны. На самом же деле в глубине души свободы не хочет никто. Свобода подобна горному воздуху. Для слабых она непереносима.

Дьявол, коли уж упадет, даром не встанет. И разве не бывает так, что человек, уверенный, будто поборол искушение, неожиданно для себя оказывается его рабом?

Больше всего нам хочется гордиться тем, чего у нас нет.

Я нередко думал об окружающих: «Хоть бы ты умер». А ведь среди них были даже мои близкие родственники.

Тот, кто от тоски предается разгулу, не может разгулом прогнать тоску.

Жизнь подобна коробку спичек. Обращаться с ней серьезно — глупее глупого. Обращаться несерьезно — опасно.

Ложь — это вчерашняя правда.

Правящая нами мораль — феодальная мораль, отравленная капитализмом. Она приносит нам один вред и никаких благодеяний.

Вероятно, все идеи, необходимые для нашей жизни, были высказаны еще три тысячи лет назад. Нам остается, пожалуй, только добавить нового огня.

Счастье классиков в том, что они мертвы. Наше и ваше счастье в том, что они мертвы.

Возвышенность духа писателя помещается у него в затылке. Сам он видеть её не может. Если же попытается увидеть во что бы то ни стало, то лишь сломает шею.

Наша трагедия в том, что мы обречены на адские муки. Наша трагедия в том, что адские муки мы не воспринимаем как муки.

Разумеется, любой из нас может умереть хоть завтра. Но если думать об этом, жизнь потеряет всякий смысл.

Творчество всегда риск.

Источник