» » Душевный рассказ. Сенька, воровато озираясь, полез в портфель и через несколько секунд достал из него бутерброд

Душевный рассказ. Сенька, воровато озираясь, полез в портфель и через несколько секунд достал из него бутерброд



— Привет, — Сенька, воровато озираясь, полез в портфель и через несколько секунд достал из него бутерброд, завернутый в промасленную бумагу. Мама всегда давала ему по бутерброду с собой в школу, говоря, что школьная еда совсем никуда не годится. Но Сенька эти бутерброды не ел. Он относил их другу.



— Мяу! – тихо пискнул маленький котенок, попутно мурча и потираясь боком о ногу Сени. Мальчик улыбнулся и, наклонившись, почесал друга за ушком.
— Соскучился? Голодный? Не холодно тебе? – завалил он котенка вопросами. Но тот отвечал разнообразным мяуканьем. Вот поди угадай, что он сказать-то хочет. Впрочем, Сенька знал ответ. Тот, кто живет на улице, всегда голодный и ему всегда холодно. Поэтому он не мог пройти мимо очередной бездомной собаки или кошки, которая, распушив шерсть, грелась на редком, зимнем солнышке. Так случилось и с котенком.

Когда Сенька возвращался домой после школы и шел через гаражи, какой-то маленький комок буквально кинулся ему под ноги. Мальчик успел в последний момент среагировать и, запнувшись, полетел лицом в сугроб. А когда вылез, увидел перед собой грязного, дрожащего и невероятного милого котенка с темно-желтыми глазами, который слабо мяукал и трясся на холодном ветру. Тогда Сеня без раздумий отдал бедняге колбасу со своего бутерброда и весело смеялся, когда котенок слабо рычал, хотя, больше всего этот рык походил на обычный голодный писк.

Тогда Сеня решил не бросать малыша на погибель и, быстро сбегав в сторону мусорного бака, притащил оттуда толстую, картонную коробку, выброшенные кем-то вещи и одинокую шерстяную варежку, которая где-то потеряла соседку. В эту варежку он и засунул дрожащего котенка и бережно согревал его своим дыханием, пока тот не уснул, свернувшись в клубочек.
Пока малыш спал, Сенька соорудил ему маленький домик, утеплил его найденной одеждой и положил туда варежку с новым другом.
Затем, каждый день после школы Сеня шел по привычному маршруту, чтобы проведать котенка. Он радостно улыбался, когда маленький бродяга терся о его штаны и урчал от удовольствия, а потом жадно набрасывался на принесенные другом закуски. Это не всегда была колбаса, но малыш не был привередой и с удовольствием ел все, что приносил ему Сенька. А потом, устроившись в старой варежке, быстро засыпал, когда мальчик чесал ему за ушком.

Этот день не стал исключением. Сенька, как обычно, поделился с котенком бутербродом, рассказал о новостях в школе и проверил, сухо ли в коробке. Потом, сбегав к мусорному баку, вернулся с новой порцией картона. По телевизору передавали, что скоро ночи станут еще холоднее, а друг нуждался в заботе. Он же не мог сам построить себе дом. У него же лапки. И Сеня геройски принялся выполнять возложенную на себя задачу. Через полчаса новый домик для малыша был готов, и в нем можно было не бояться никаких морозов. Мальчик, дождавшись, когда котенок доест колбасу, налил в небольшое блюдечко воды, которую по привычке таскал с собой и, умиляясь, принялся наблюдать за тем, как весело машет чуть поломанным хвостиком пушистый малыш.

— О, гляньте, жирный! – от противного голоса Мишки, главного хулигана класса, Сенька вздрогнул, как от пощечины. Повернувшись, он зло посмотрел на рослого мальчишку, рядом с которым стояли его друзья и пара девочек-одноклассниц. Мишка, издевательски усмехаясь, подошел ближе и, засунув руки в карманы, осмотрел домик, построенный Сенькой, и дрожащего котенка, который прижимался к Сениной ноге.
— Чего тебе нужно? – надулся Сенька, подбирая котенка с земли и бережно засовывая его в старую варежку.
— Тебе-то какая разница? – воинственно произнес хулиган, ехидно посмотрев на друзей. – Не, я знал, что ты дурной какой-то, но чтобы настолько.
— Ага, — протянула одна из девочек, брезгливо смотря на Сеньку и выглядывающего из варежки малыша. – Он вечно с бродячими зверями трется. Помнишь, как он в прошлом году на каждой перемене бегал к лестнице. Там собака какая-то ощенилась, а этот олух ей пирожки из столовки носил.
— Ну, носил и что? – тихо буркнул Сеня. – Я же вам не мешаю, когда вы курите за углом школы.
— Что ты сказал, жирный? – зловеще прошипел Мишка, надвигаясь на насупившегося мальчика. – А ну повтори.
— Отстань, — нервно ответил Сенька, прижимая к груди варежку.
— Скажешь кому-нибудь, и я тебя так вздую, что неделю ходить не сможешь! – это была правда. Все ребята в школе знали, что Мишка занимается боксом и злить его крайне не рекомендуется. А хулиган упивался властью и вечно задирал тех, кто не мог ему дать сдачи.
— Никому я не скажу. Отстаньте, — Сеня охнул, когда Мишка отвесил ему неожиданный подзатыльник и ловко перехватил выпавшую из рук варежку с малышом. Побледнев, мальчик уставился на хулигана ненавидящим взглядом, а Мишка высоко поднял дрожащего котенка.
— Фу. Тварь блохастая. Смотри, жирный. Если у тебя вши потом будут, я тебя в школу вообще не пущу, — ответил одноклассник и поморщился, разглядывая мяукающего малыша.
— Отпусти его, Миш. Он маленький. И он боится, — взволнованно вскрикнул Сеня, делая шаг к хулигану. Но тот еще выше поднял котенка над головой.
— А то что? Ударишь меня? – он издевательски захохотал и, размахнувшись, бросил пищащий комочек в сторону. У Сеньки моментально закружилась голова и он, визгливо закричав, схватил с земли толстую палку и без раздумий врезал ей по руке Мишки. Тот ошарашенно уставился на безумного толстяка, над которым смеялась вся школа, и сделал шаг назад. А Сенька все наступал и наступал, без устали махая палкой.
— Пошли вон. Вы… звери! – рявкнул он, сам поражаясь невиданной ярости, полыхающей в груди подобно сильному пожару.
— Что здесь происходит?! – Сеня повернулся и увидел мужчину в длинном сером пальто, который удивленно наблюдал за происходящим.
— Бежим! – крикнул Мишка и, растолкав друзей, бросился назад. Вскоре на дороге между гаражами остались стоять только Сенька и незнакомец.

— О, нет, — пропыхтел мальчик и, отбросив в сторону палку, кинулся в ту сторону, куда Мишка бросил котенка. Через мгновение Сенька держал комочек в руках, а в его глазах стояли слезы.

— Что случилось? – тихо поинтересовался мужчина, подходя ближе. Сенька протянул незнакомцу ладони, на которых лежал, чуть дергаясь, маленький котенок. Рот малыша был раскрыт, а из носа выступила капелька крови.
— Звери… — прошептал мальчик, прижимая к себе друга, в одночасье ставшего холодным и тихим. – Они звери, а не он. Что он им сделал? Он ел, пил и спал в своем домике, никому не мешая. Дяденька, почему?
— Дай его мне, Арсений, — мягко улыбнулся мужчина, протягивая руку. Сенька машинально отметил бледность кожи, но, чуть поколебавшись, отдал котенка, который почти затих.

Мужчина ласково пробежался пальцами по шерстке малыша, заставив Сеню затаить дыхание. Мальчик испуганно ойкнул, когда обмякший хвостик котенка вдруг дернулся, а потом раздался тихий писк. Такой знакомый и наполняющий сердце Сеньки небывалой радостью. Незнакомец продолжал гладить котенка и с каждым движением его длинных пальцев, малыш буквально оживал. Мужчина улыбался, глядя на румяного Сеньку, который плакал от радости и никого не стеснялся.

— Держи, Арсений, — коротко произнес он и протянул мальчику дрожащий комочек шерсти. Сенька тут же внимательно осмотрел друга, но не обнаружил ничего странного. Даже кровь исчезла, будто мужчина незаметно вытер её.
— Спасибо, — тяжело вздохнув, ответил Сеня, а потом еще раз охнул, припоминая одну важную деталь. – Погодите. А откуда вы знаете, как меня зовут?
— Я многое знаю, — загадочно усмехнулся незнакомец. Странно, но его улыбка не пугала мальчика. Она была доброй и… живой.
— Вы… Смерть? – робко спросил Сенька, сам поражаясь собственному вопросу. Мужчина тихо рассмеялся и покачал головой.
— Нет. А что, похож?
— Не знаю. Я в сказках читал о таких, как вы, дяденька. Только там обычно тетя была. Вот, — глупо улыбнулся мальчик.
— Нет, я не Смерть. Но ты недалек от истины, — ответил он, поднимая к серому небу взгляд. Сенька только сейчас заметил, что глаза у незнакомца голубые-голубые. Мужчина перевел взгляд на мальчика и еще раз улыбнулся. – Нет никакой Смерти, Арсений. Есть только Жизнь.
— Жизнь? – глаза мальчика округлились, а изо рта раздалось удивленное: — Ого!
— Да. Жизнь, — подтвердил он. – Я встречаю вас, когда вы рождаетесь, и забираю, когда вы уходите. Кто-то боится, а кто-то встречает меня с радостью. Совершенно не важно, кто это. Человек или маленький, напуганный котенок. Люди мне радуются, а вот… звери… они боятся.
— Но вы же не обязаны были помогать мне, — не унимался мальчик. – Почему помогли?
— Я? – удивился мужчина. – Я и не помогал. Это ты помог. Не только себе, но и ему.
— Я помог, — тихо подтвердил Сенька, поглаживая мурлыкающего котенка.
— Конечно, Арсений. Ты поверил в чудо, желал его всем своим маленьким, но очень добрым сердцем. И смотри, — мужчина улыбнулся и ласково почесал малыша за ушком. – Чудо произошло.
— Но если оставить его здесь, то опять найдутся те, кто захочет его обидеть. Может, вы его заберете, дяденька? — вздохнул мальчик и улыбнулся, когда котенок лизнул его палец.
— Время еще не пришло, — ответил Жизнь. Подняв взгляд, Сенька открыл рот от удивления. Он стоял один на дороге между гаражами. И лишь следы ботинок, напоминали о том, что здесь произошло.

*****

— Сеня! – устало, но все еще твердо сказала мама. – Это уличный кот. Вдруг у него блохи? Мы не можем его оставить.
— Мам. Он хороший. Ест все, не капризничает, — не сдавался Сенька, протягивая ей испуганного малыша. – Возьми его на руки. Посмотри, какой он хороший.
— Ладно, — вздохнула женщина и поднесла котенка к своим глазам. Опустив его на пол, она задумалась. – Хм. А правда. Красивый окрас. Худой, конечно. Чумазый. Но красивый. А почему он хромает?
— Холодно же на улице. Морозы, — мальчик умоляюще взглянул на маму. – А у нас ему тепло будет. Я сам за ним убирать буду. Смотри. Он даже мурлыкает. Я не могу бросить его на улице.
— Вижу, — усмехнулась мама, когда малыш, чуть прихрамывая, подошел к ней и принялся тереться об ногу. – Ладно, Сень. Пусть это будет мой новогодний подарок, раз ты такой настойчивый. Может, теперь перестанешь к животным на улице липнуть.
— Ага, мам, — Сенька в порыве чувств бросился матери на шею и всхлипнул. – Спасибо, мам. Теперь он не замерзнет ночью.
— Его время еще не пришло. Пусть живет, — мальчик удивленно поднял на маму взгляд. – Что такое?
— Нет. Ничего, — хмыкнул он, вспоминая таинственного незнакомца.
— Как назовешь нового друга?
— Счастливчик, — улыбнулся Сенька, а мама рассмеялась в ответ. – Что такое?
— Сень. Ну это же так обыденно.
— А мне нравится.
— Ладно. Раз кот теперь твой, тебе и решать, как его называть. Ну что, Счастливчик, — сказала она, поманив малыша за собой на кухню. – Пошли тебя накормим. Беспризорник ты наш.
— Мяу! – пискнул котенок и смешно побежал за мамой Сеньки. Мальчик улыбнулся и, повернувшись к окну, задумчиво вздохнул. Он мог поклясться, что когда мама повторила фразу того мужчины у гаражей, у нее были такие же глаза. Голубые-голубые. Как летнее небо на рассвете. Такие глаза были у Жизни. Теперь он знал это.

© Гектор Шульц