» » Как я сбежала с собственной свадьбы

Как я сбежала с собственной свадьбы



До подачи заявления в ЗАГСмы с Максимом были знакомы пять лет. Встретились еще на подготовительных курсах при университете и вместе поступали на престижный факультет. После экзаменов обменялись телефонами. Я была из другого города, и он стал первым местным, кого я знала лично.

В первые месяцы учебы Максим мне очень помог. Так получилось, что уже через две недели после начала занятий я вынуждена была искать новое жилье. Моя квартирная хозяйка вдруг поняла, что я ей не нравлюсь, и указала мне на дверь, да еще и отказалась отдавать деньги за оставшееся время. Я была в отчаянии! Родителей беспокоить не хотелось, тем более что жили они далеко и оба были слишком заняты работой, а искать новую комнату надо было срочно.

Тогда Максим показал себя как настоящий друг: вместе со мной искал объявления и ездил смотреть все подходящие варианты. Комнату мы нашли в его районе, недалеко от того дома, где он жил с родителями, поэтому неудивительно, что почти каждый день мы возвращались вместе из университета. Часто Макс приглашал меня к нему на обед. Какой голодный студент откажется от домашней еды? Я была ему очень благодарна и с удовольствием ела котлетки, приготовленные его хлебосольной мамой. С его семьей мы тоже подружились. Они с самого начала обращались со мной очень уважительно, даже на вы называли — ужасно приятно.

Отношения у нас с Максимом сложились исключительно приятельские. Я оставила в родном городе любимого одноклассника и теперь сохла по нему. Макс спокойно выслушивал монологи о моих страданиях по бойфренду и даже пытался давать советы. В общем, заменил мне лучшую подружку.

Приехав домой на летние каникулы, я выяснила, что «любовь всей моей жизни» живет с моей приятельницей, и этот факт они оба долго и успешно от меня скрывали.

Узнав об этом, Макс сразу предложил мне стать его девушкой. Сказал, что я нравлюсь ему еще с подготовительных курсов и что он точно знает, как сделать меня счастливой. Мне все это было лестно, но я продолжала любить одноклассника, поэтому ответила отказом. Он сделал вид, что все в порядке, и мы продолжили просто тусоваться вместе, пока неожиданно не переспали на какой-то вечеринке. После секса я начала к нему относиться по-другому. Может быть, потому, что он был всего лишь моим вторым мужчиной, а может, потому, что все вокруг уже с кем-то встречались, а я нет. У нас завязался роман, и это было ошибкой.

К началу третьего курса мы уже жили вместе в квартире, которую нам снимали его родители. Вскоре они эту квартиру для нас купили. Я им изначально нравилась, и они были только рады, что мы с Максимом стали парой. А курсе на четвертом серьезно заболела моя бабушка, и эта грустная история очень сильно связала нас с бойфрендом. Максим вместе со мной ездил к ней в больницу в другой город и помогал за ней ухаживать. После этого мои родственники прониклись к нему уважением и считали членом нашей семьи. Так что к окончанию университета все вокруг, включая моих родителей, были уверены, что мы поженимся.

Сомнения по поводу этих отношений были только у меня, но я ни с кем не делилась. Хотя и понимала, что не могу разобраться в своих чувствах. С одной стороны, Макс был такой надежный, верный, родной. А с другой — я никогда не испытывала к нему сильной страсти, как, например, было с тем первым одноклассником. Он стал для меня очень близким человеком, но скорее родственником, чем любимым мужчиной. Это сложно объяснить, я и сама себя до конца не понимала.

Когда Макс предложил выйти за него замуж, я с радостью согласилась, но, чем ближе надвигалась свадьба, тем больше сомневалась. Я поделилась страхами с мамой, но она сказала, что лучше Макса я никого никогда не найду, и посоветовала не маяться дурью и не мучить его и себя.

Мы подали заявление в ЗАГС, заказали ресторан и машину. Купили мне дорогое платье, но я все не верила, что это происходит всерьез. В глубине души я всегда знала, что он не тот, кто мне нужен, но мне с ним было очень комфортно.

Значительно позже я прочитала одну теорию: первый мужчина разбивает женщине сердце, второму она позволяет себя любить, и он собирает ее по кускам, а к третьему она уходит, чтобы строить отношения на равных. В моем случае все так и было, только третий парень появился почти через год после разрыва с Максимом.

Всего за несколько дней до свадьбы у меня случился нервный срыв: я поругалась с Максом и кричала, что не хочу за него замуж. И… он мне не поверил! «Ты просто волнуешься, это нормально», — убеждал он. Когда я у него на глазах стала звонить, чтобы отменить заказанную машину, он сказал, что я больная на голову, но все равно не понял, что свадьбы не будет. Я тут же уехала из нашей квартиры, обрубив все концы. Это было очень тяжело, меня никто не поддержал, даже близкие подруги. Я видела, что они смотрят на меня как на сумасшедшую, которая бесится с жиру. Мама оплакивала мою пропащую жизнь, папа не хотел со мной разговаривать, ему было стыдно за такую дочь перед родителями Макса.

А бывший тем временем заваливал меня СМС с мольбами вернуться, от которых меня тошнило. Он окончательно смирился с тем, что мы расстались, только года через полтора, когда узнал, что я собираюсь под венец с другим. До этого он не прекращал попыток меня вернуть, даже зная о том, что я живу с молодым человеком. Этим своим поведением он окончательно убедил меня в правильности моего решения. Мне не хотелось видеть рядом мужчину без чувства собственного достоинства, который не понимает слова «нет».

Его родители так меня и не простили, и я потеряла почти всех университетских друзей, потому что они были на его стороне. Насколько я знаю, года через два после этой истории он встретил другую девушку, и они до сих пор вместе.

Меня долго мучило чувство вины перед ним, но не за то, что бросила его за две недели до свадьбы, а за то, что столько лет с ним жила и позволяла себя любить. Я знаю, что все сделала правильно, только уходить надо было намного раньше.

Записала Татьяна Никитина

Источник

http://zimmmes.com/2017/09/%D0%BA%D0%B0%D0%BA-%D1%8F-%D1%81%...