» » Топ-10 лингвистических мифов и ложных представлений

Топ-10 лингвистических мифов и ложных представлений

Топ-10 лингвистических мифов и ложных представлений
По сравнению с большинством предметов, лингвистика может казаться довольно демократичной. Такие предметы, как физика, математика и история оперируют абстрактными понятиями, в иных отношениях – вещами или событиями, которые не поддаются наблюдению.

С другой стороны, лингвистика имеет отношение к тому, с чем все мы хорошо знакомы. Однако это означает, что мы, как правило, имеем много предположений или даже ложных представлений. Они могут окрашивать способ, с помощью которого мы подходим к языку как к научной дисциплине.

1. Инуитские слова для обозначения «снега» и пожарный инспектор из Массачусетса

Теорию лингвистической относительности иногда называют «гипотезой Сапира – Уорфа». Согласно этой теории, язык может влиять на то, как говорящие видят мир. Для тех, кто любит в науке немного остроты, есть также крайняя версия этой теории под названием «лингвистический детерминизм».

Мы часто слышим это по отношению к языкам различных коренных североамериканцев. Нам часто говорят, что инуиты воспринимают снег не так, как мы, потому что у них имеется намного больше слов, связанных с ним.

По крайней мере, именно эту идею пропагандировал Бенджамин Ли Уорф – инспектор пожарной безопасности и лингвист по совместительству – в своей статье «Наука и лингвистика» в 1940 году. Эта идея захватила мир и даже вызвала появление нового слова «снежный клон».

Однако оказывается, что эта идея является немного сомнительной. В зависимости от того, что мы называем «словом», инуитские языки, кажется, имеют такое же число корней слов, связанных со снегом, как и наши языки.

Кроме того, в своей работе Уорф, кажется, изобрёл несколько инуитских слов. Во всём остальном, он на самом деле не понимал источник, который он использовал. Фактически, кажется, что масса данных, использовавшихся Уорфом для доказательства своей теории лингвистической относительности, является двусмысленной или придуманной. Сегодня «крайняя» версия этой теории была почти отброшена.

2. Английский (или французский, русский, тамильский и так далее) язык имеет самый богатый словарный запас в мире

Ещё один миф, о котором все мы слышали в школе, заключается в том, что словарный запас английского языка является самым богатым в мире, что в нём больше слов, чем в любом другом языке. Нам объясняли это тем, что английский является «смешанным языком» и включает слова из немецкого, французского и латинского языков.

Конечно, число слов зависит от того, где смотреть. В словаре Вебстера, например, насчитывается 475000 слов. В Global Language Monitor как-то умудрились зафиксировать «миллионное слово» английского языка. Они даже назвали дату этого события, 10 июня 2009 года, 10:22 AM GMT! Как и следовало ожидать, другие языки делают такие же утверждения.

Проблема заключается в том, что мы не знаем что такое «слово». В английском языке этим можно было бы назвать всё, что на письме окружено пространством на письме. Однако мы не говорим пробелами, нам бы пришлось относить к словам сокращения вроде «can’t», и мы не можем применить данную идею ко многим другим языкам.

Например, в языках инуитов окончания используются для создания того, что они понимают как отдельные слова, которые передают много информации. В какой-то мере это происходит с немецкими «составными словами». Небезызвестным примером такого составного слова (без дефиса) является donaudampfschiffahrtselektrizitaten-hauptbetriebswerkbauunterbeamtengesellschaft, которое относится к суборганизации Первой дунайской пароходной компании.

3. Детям языки даются легче, чем взрослым

Ещё один миф, который, к тому же, расхолаживает взрослых, заключается в том, что дети имеют огромное превосходство в изучении языков. Эта идея в лучшем случае обманчивая. Кажется, что дети переходят из состояния невежества в состояние удивительной разговорчивости.

Этот, на первый взгляд, чудесный рост приводит в восхищение и немного озадачивает. Однако, это часто создает у взрослых убеждение, что изучение языков будет слишком трудным после завершения детства. Но это совершенно не так.

Во-первых, ребёнку требуется много усилий, чтобы научиться говорить. Этот процесс длится примерно до шести или семи лет, в этом возрасте ему могут быть понятны не все грамматические правила.

Однако очевидно, что взрослые изучают новые языки намного быстрее детей. Некоторые Интернет-полиглоты способны делать это за три месяца. Поэтому если вы являетесь новичком в изучении языков, стремящимся выучить итальянский и чешский языки или язык кхоса, действуйте. Вы уже прошли трудный процесс изучения своего первого языка.

4. Язык является диалектом в армии и на флоте

Большинство из нас с радостью приняли бы последние мифы как ложные. Но все мы, конечно, знаем что такое языки, диалекты и акценты? Язык это способ речевого и письменного выражения, диалект является своеобразной разновидностью языка, а акцент связан с произношением. Нет, это не совсем так. Во всяком случае, не для лингвистов.

Как правило, мы считаем языком «стандартный английский», а такие его разновидности как южный английский и афроамериканский английский (AAVE или эбоникс) диалектами. Но лингвист и стандартный английский назвал был диалектом.

Разница между стандартным английским и нестандартными диалектами заключается в «престиже». По определению, стандарт обладает «престижем» в обществе. Например, AAVE является не низшим диалектом «нормального» английского, а всего лишь его «непрестижной» разновидностью.

«Акцент» также путает людей. Зачастую акцентами называют наши фонологические особенности, но это может подходить под уже туманную категорию диалектов. И что вводит в ещё большее заблуждение, слово «акцент» иногда используется для описания особенностей речи людей, которыми не являются носителями данного языка.

Есть доля правды в старом еврейском высказывании, a shprakh iz a dialekt mit an armey un flot («язык является диалектом в армии и на флоте»). Оно точно описывает как «престижные» диалекты становятся отдельными «языками» в противоположность просто «диалектам». Сам идиш является примером такого «диалекта», временами подчиняемого немецкому языку.

5. Некоторые языки проще других

Тема сложности языка является противоречивой. Многие люди думают, что некоторые языки (то есть их собственный) сложнее других. Однако, с точки зрения лингвиста, трудно определить степень сложности языка.

Своеобразным консесуом является «гипотеза компенсации». Дэвид Кристал описывает это следующим образом: «Все языки имеют сложную грамматику. Может быть относительная простота в одном аспекте (например, отсутствие окончаний слов), но, кажется, всегда есть относительная сложность в другом (например, положение слова)».

Проблема с этой идеей возникает, когда люди объединяют свой взгляд с лингвистической относительностью. Предположение о том, что тот или иной язык является упрощенным, может быть проблематичным, когда вы также думаете, что язык ограничивает мысль.

Примером этого объединения является отношение к шотландскому языку – языку национального меньшинства, на котором говорят в Шотландии. В начале ХХ века его использование было запрещено в системе образования, и он описывался как «неподходящий» для преподавания, несмотря на то, что многие дети говорили на нём как на родном языке.

6. Языки жестов являются неполноценными языками

Языки жестов сталкиваются с приведёнными выше ложными представлениями. Многие думают, что языки жестов являются подражательными версиями разговорного языка. В 2011 году итальянский парламент пытался переименовать итальянский язык жестов (Lingua dei Segni Italiana) в язык мимики и жестов (Linguaggio Mimico Gestuale), вызвав возмущение в итальянском сообществе глухих.

Дело в том, что языки жестов являются полноценными и экспрессивными. Например, грамматика американского языка жестов (ASL) отличается от английской грамматики. Он имеет топикализацию, которая присутствует в таких языках, как японский и китайский.

Результатом этого стало появление множества разных порядков слов, которых не существует в английском языке. В ASL даже есть сложная система спряжения глаголов с согласованием и временем. Языки жестов могут заимствовать слова из других языков – как из языков жестов, так и из разговорных языков – используя моторное представление написания в случае заимствований из разговорных языков.

7. Язык животных

У животных есть много способов общения – пение птиц, феромоны и виляющие танцы. Конечно, и здесь также не обошлось без множества ложных представлений. Самое распространённое из них заключается в том, что эти способы общения имеют лингвистический характер, что они представляют собой примитивные формы человеческого языка. Но эта терминология может привести к некоторой путанице. Поэтому нам нужно определиться с тем, что мы подразумеваем под словом «язык».

При попытке определения языка обычно появляются два критерия. Одним из них является дискретность. Это представление о том, что язык должен состоять из неделимых элементов, которые можно объединять вместе.

Этими элементами являются морфемы, которые представляют собой наименьшие значимые составляющие слов. Например, морфемами являются слова «car» и «water». Эти слова нельзя разделить. С другой стороны, слово «typewriter» состоит из трёх морфем: «type» + «write» + «er». В слове «Undesirability» – четыре морфемы: «un» + «desire» + «able» + «ity».

В качестве другого критерия мы часто используем продуктивность или творческий потенциал. По мнению лингвиста Ноама Хомского, именно так говорящие берут дискретные элементы своего языка и складывают их для получения бесконечного числа фраз, которые другие члены языковой общности смогут легко понимать.

По существу, продуктивность представляет собой способность создавать предложение неопределённой длины, которое смогут понять все, кто говорит на вашем языке. Сочетание этих двух идей называется «цифровой бесконечностью».

Цифровая бесконечность отличает людей от животных. Насколько нам известно, животным вообще не известны морфемы, и они, конечно же, не могут их складывать. Фактически, язык годовалого ребёнка уже намного сложнее языка животного.

8. «Caught It», а не «Catched It»

Одно из наиболее преобладающих ложных представлений касается того, как дети учатся говорить. Те из нас, кто является родителями, старшими братьями, сёстрами или тетями и дядями, возможно даже сталкивались с ним. Мы думаем, что когда мы воспитываем детей, нам нужно учить их говорить. Это означает использование игр в слова, вопросы о названии предметов и, конечно же, исправление таких ошибок, как в заголовке этого раздела.

Однако, это ложное представление. Ребёнок узнаёт правила своего языка, просто слушая речь других. В сущности, проблема таких ошибок, как «catched» или «foots» является хорошим примером способности детей обобщать правила, которые они слышат. Вы можете утверждать: «Да, эти ошибки нам нужно исправлять».

Однако дети обычно игнорируют или неправильно понимают эти исправления и будут органически усваивать правильные формы по мере своего взросления. Способность детей к обобщениям была продемонстрирована в знаменитом эксперименте Жан Берко Глисон под названием «Вуг-тест», в котором детей просили образовать множественное число и прошедшие времена придуманных слов с яркими иллюстрациями.

То, как детям удалось это сделать, до сих пор остаётся неизвестным. Одной из современных теорий является «универсальная грамматика» – идея о том, что люди имеют интериоризированный набор грамматических правил, которые претерпевают трансформацию в нормальные фразы. Однако,эта теория не лишена противоречий и ещё не получила всеобщего признания.

9. Текстовая речь разрушает английский детей

Для тех из нас, кто общается с молодыми людьми в Facebook, это не является ложным представлением. Возможно, вы с трудом отличаете ваши «LOLs» от ваших «LMAOs». Само собой разумеется, что сегодня дети не говорят и не пишут как раньше. Но это не совсем так.

Не вдаваясь в идею об ошибках, можно представить доказательства того, что дети делают это как раньше, в лингвистическом отношении. Фактически, даже есть некоторые основания полагать, что они делают это ещё лучше.

Во-первых, представление о том, что сегодняшние дети не могут общаться так же, как дети предшествующего поколения, определённо является неправильным. Нам нужно лишь понаблюдать за группой детей, чтобы понять, что они в полной мере способны понимать друг друга.

Хорошо, согласитесь вы, но смогут ли они действительно общаться с теми из нас, кто не знаком с их «языком»? Да, исследования показывают, что дети на самом деле имеют хорошую способность выбирать подходящий стиль речи, в случае необходимости. Удивительно, но то же самое исследование показало, что дети в действительности начинают лучше писать, когда они пишут много текстовых сообщений.

По мнению одного исследователя, пропуск знаков препинания и заглавных букв коррелирует с развитием навыков правописания, грамматики и пунктуации. Исследователи утверждают, что тенденция сокращать слова означает, что молодые люди стремятся лучше понять правописание и то, как оно соответствует речи.

Возможно, это исследование не должно удивлять. Дэвид Кристал отмечает, что дети сейчас читают и пишут на таком уровне, которого мы никогда не видели раньше, и это связано с их доступом к телефонам и компьютерам. Дети пишут больше чем когда-либо, и, кажется, в этом глупо сомневаться.

10. Я думаю, что вы выражаетесь «фигурально»

Вот мы и дошли до того, что можно считать самым распространённым лингвистическим мифом. Этот миф является изобретением педанта, грамматического нациста, получившим название «лингвистический прескрептивизм».

Прескрептивизм представляет собой идею, согласно которой «грамматика» является перечнем языковых разрешений и запретов – например, не использовать слово «literally» в неправильном значении, не разделять инфинитивы и не заканчивать предложения предлогами. На самом деле, обоснование педанта является неправильным по двум причинам.

Во-первых, подавляющее большинство традиционных грамматических правил было взято из других языков (в особенности французского и латинского) или было придумано для удовлетворения чьих-то вкусов. Например, правило разорванной инфинитивной конструкции происходит от возникшего в XVIII веке желания сделать английский больше похожим на латинский язык.

Неопределённые формы выражаются одним словом в латинском языке, но двумя словами в английском языке. Например, латинское слово habere в английском выражается словом «to have», amare – словом «to like» и так далее. В английском между «to» и глаголом можно вставить слово – обычно это наречие.

«Звёздный путь» даёт нам идеальный пример: «To boldly go where no man has gone before» («Смело отправиться туда, где не бывал ещё ни один человек»). Прескрептивист, в соответствии с более латинским стилем, исправил бы это следующим образом: «To go boldly where no man has gone before». Звучит странно, не правда ли?

Но вторая причина ошибочности прескрептивизма носит лингвистический характер. Дело в том, что нет чёткого определения «ошибки». Один может утверждать, что язык – это соглашение – и что, следовательно, словоупотребления, которые отличаются от этого соглашения, являются ошибочными.

Однако, проблема в том, что язык намного разнообразнее, чем мы думаем. Чтобы понять это, нужно лишь сравнить идиому австралийца с идиомой выходца из южных штатов. Прескрептивист мог бы отнести это на счёт диалектных различий и исправиться, сказав что «диалекты имеют свои соглашения».

Однако лингвисты также признают «идиолекты» – уникальные особенности речи одного человека. Фактически, прескрептивистам не на чём основать свои утверждения, кроме своих вкусов и интериоризированных ими соглашений. Лингвисты отдают предпочтение «дескриптивному» взгляду на язык.

Читайте также: Как выучить английские предлоги за 5 минут.
Дата: 6.04.2017 • Источник • Просмотров: 131
Рубрика: Интересно • Метки: Топ / Мифы / Познавательно